*

Несмотря на то, что все блоги, аккаунты почти заброшены, не смогла вчера лечь спать, пока не поменяла картинки в оформлении журнала жж и юзерпик. Видимо, это важно для меня сейчас и имеет какой-то символизм. Возможно, время приключений сейчас подошло к концу, я достаточно наприключалась и хочется просто тишины, стабильности, равновесия, гармонии. Не вообще конец приключений, а тех приключений, которые пора завершить, прекратить. Это не то, к чему я стремилась. Но не имею права жаловаться, потому что вопреки и благодаря, я нашла или на пути к тому, что искала.

Мне это напоминает мои взаимоотношения с авантюрином. С виду такой обычный камень с вкраплениями сияющих точек, но когда я надевала кольцо с ним, меня бросало в такие приключения, что после них хотелось покурить и благодарить всех окружающих, всех богов, что все обошлось. Да, иногда хочется какого-то адреналина, эмоционального тонуса, но только иногда. И лучше, когда самостоятельно выбираешь, где получить этот экстрим.

Я скучаю по новому дому, так же как скучала по нему, когда его не было. Эта зима оказалась такой бесконечной и снежной - возможно это такая белизна листа для начала чего-то нового, для новых линий, новых ярких красок. Как и сама зима создана для перерождения, обновления и пробуждения жизни.
время прикючений

Мне сказали просто хвастаться

Вот. Исполняю. Купила механический карандаш, теперь не заморачиваюсь постоянным затачиванием карандаша. Так что все дело в волшебных пузырьках.

12519494_771590906306020_1775858847_n

Хочу теперь волшебный фотоаппарат. Еще дом хочу, машину...
время прикючений

Я живу, я чувствую

Переживаю внутри очень большие и важные процессы, как, наверное, каждой зимой. Но если прошлые две зимы я почему-то себя разрушала, то в этот раз я собираю себя по крупицам, излечивая то, что сама нарушила.
Нарушила либо по незнанию каких-то процессов и собственного внутреннего устройства, либо целенаправленно себя травмировала. Но каковы бы ни были причины этого разрушения, сейчас так активно наполняюсь, исцеляюсь и насыщаюсь откровениями, что чувствую большую силу внутри себя, прилив энергии и жажду жизни, желание жить так, как чувствую и хочу.

Читаю сейчас три книги, по очереди переходя от одной к другой: "Отказываюсь выбирать" Барбары Шер, "Долгие прогулки" Джулии Кэмерон и "Поиски Афродиты" Юрия Аракчеева. Попутно читаю-участвую-размышляю на темы архетипов в жж у Вали, что для меня тоже как книга по самопознанию, хоть и созданная коллективным разумом.

Всё это сплелось в какую-то поразительную терапию моей души, что странным образом меняет меня по отношению ко мне же. Мне каждый раз кажется, что я уже давно знаю себя, давно объяснила себе причины каких-то поступков и поведения, каких-то страхов и не отпускающей боли. Но снова и снова делаю открытия, понимаю себя, и, может быть, я впервые по-настоящему люблю себя, чувствую себя (не "как?", а вообще), за что и благодарна себе. Может быть это и есть ключ к тому, чтобы не заниматься самоедством, уважать себя и не позволять другим то, что они обычно считают позволительным, по каким-то своим причинам. Боже, какие же коктейли отношений иной раз замешиваются, просто из-за разного, часто ошибочного отношения как к себе, так и к другим! И всегда этот вопрос: Кто я? Какая я - настоящая?

Мне хотелось бы остановиться на каждой из книг, о своих чувствах и мыслях, о влиянии на жизнь прошлую, нынешнюю, и, как мне думается, на будущую.

Пожалуй, с книги Аракчеева начну. Вообще, удивительно, что я читаю книгу о сексе, об обучении искусству любви, по сути, автобиографичный роман о любовном опыте некогда молодого автора, о его мыслях и желаниях, глубоких ранах, вызванных несоответствием желаемого и действительного, о людях в сексе и о сексе в людях, когда у самой с этим в последнее время не густо. Особенно прошлый год был рекордом по воздержанию, учитывая, что мужа не видела почти год. Но чем больше я читаю "Поиски Афродиты", тем больше исцеляюсь от детских, юношеских травм и заблуждений, хотя никогда не считала себя слишком уж себя закомплексованной или пуританкой.

Тем не менее, общество успело в моем восприятии еще в детстве клеймить секс, сексуальность, эротику, любовные игры, как что-то непристойное, животное, грязное, непозволительное и признак слабости, отсутствия контроля разума над телом. А близкие родственники своим отношением к сексу, неприятием его, ложью о нем и пренебрежительными высказываниями на долгие годы сломали, скомкали, затерли и вырвали куски общей картины, гениальной, в общем-то. И приходилось, да и до сих пор приходится восстанавливать, воссоздавать эту картину, как реконструктору, как реставратору, несмотря на имеющийся "стаж" в "большом сексе".

Может быть это и есть ошибка, глобальная и почти непоправимая, то, что люди ломают чужую картину мира, не построив и не разобравшись в своей? И выходит, что мы не с чистого листа рисуем, пользуясь советами мастера, но своей рукой, а исправляем ошибки мастера на его же холсте, хотя, какой же он, к черту, мастер тогда? И какое право вообще у него учить, влиять, говорить о том, что вот она - истина, вот так надо, если сам не чувствует единения с миром, природой и собой? И наносят люди друг другу глубочайшие раны, из поколения в поколение передают эти раны своим детям, и страдают, страдают, страдают...

И чем дальше я читаю эту книгу, тем меньше мне хочется использовать слово "секс", потому что автор каждый раз описывает акт соития не с точки зрения физиологических потребностей и процессов, а как слияние душ, чувствование друг друга, высшее откровение, полное доверие.

В книге Аракчеев часто говорит о лжи в отношениях, о том, что девушки часто не знают чего хотят, или вполне себе знают, но морочат голову, выстраивают какие-то планы по затягиванию под венец, жертвуют чувствами, эмоциями, ощущениями, собой, якобы, на благо брачных отношений, где в первую очередь важны достаток мужа, должность и прочая стабильность. Сетует, что с более перспективными претендентами вопрос о сексе быстро решался, а бедный студент-сирота должен что-то доказывать, ждать, ухаживать, а то и давать какие-то гарантии. Часто обвиняет девушек во лжи, себе, в первую очередь, потому что борятся с желанием, в угоду обществу и правилам. Да и вообще не знают чего хотят, просто истерят, ревнуют, то разрешают целовать-ласкать, то запрещают.

И я согласна с ним, потому что сама не терплю такой лжи, и терпеть не могу душевных терзаний на почве сексуальных желаний - тут как-то или оно есть, или его нет, и ошибиться довольно сложно. Если пришла, отозвалась, согласилась, то уже какой-то контакт, какая-то симпатия и заинтересованность есть. А если нет, то че пришла? Разберись в себе. Вроде бы все очевидно. Речь именно о недвусмысленных ситуациях, когда есть сексуальная искра, а не о дружбе-товариществе, так что гусары и феминистки смело отправляются лесом.

Но сколько я, будучи из лагеря девушек, мысленно спорила с автором! Сколько было примеров в жизни, если девушка будет более податлива, легко соглашаться на интимные отношения, чувствуя особую химию к человеку, то тут же начинается мужской концерт на тему "значит, она со всеми такая", и тут же следуют самые травмирующие обвинения, клеймящие грязью и позором. А сплетни! Обычно женщин называют сплетницами, но, котики мои, какими сплетниками бывают мужчины! Из своих нереализованных фантазий, домыслов, обид, комплексов и ран сплетаются такие россказни, которые способны искалечить человеческую жизнь.

И что вообще это значит "значит, она со всеми такая"? Она такая сейчас, с тобой, и никого нет вокруг. Радуйся! Чувствуй! Наслаждайся! Дари любовь!

Так что можно смело писать ответный роман о лжи, коварстве мужчин, которым только и нужно... Ну вы понимаете, что из этого выходит - обида мужчин на женщин, женщин на мужчин, травмированные люди травмируют других. А если бы женщина позволила бы себе написать _о своих_ любовных и сексуальных переживаниях, пронумеровав объекты вожделения с пикантными подробностями - сколько, как, где и так далее? Как бы это воспринялось? Какими бы восторженными словами и красочными эпитетами она ни описывала сам акт слияния, красоту мужского тела и отдельных его частей, номер "582, Леопольд" или даже какой-нибудь "156, Венцеслав" - это как-то само напрашивается на выводы о психологической нечистоплотности женщины, неразборчивости, хотя называют всё это совсем иными словами. У мужчины же - это опыт, мужская сила, искусство, здоровье. Вот и весь сказ.

Но, спасибо автору за его стремление к искусству, видение красоты женского тела и он не отчаивается, он верит и ищет, может быть ту самую единственную Музу, и продолжает самосовершенствоваться, обучаться искусству любви, внося свой вклад и в обучение этому искусству других людей, открывая секс с другой стороны, давая добро на раскрытие своей сексуальности, призывая быть откровенным и с собой, и с партнером в своих желаниях и объясняя, что это естественно, как сама природа. Таким образом, излечиваясь сам и излечивая этот мир, меняя отношение к запретному плоду, раз за разом очищая его от невежества, от грязи.

Для меня это как бальзам на душу, как божественная мелодия. Как все становится просто, когда люди просто открыты друг другу, без каких-то умыслов и желания дать определение происходящему.
время прикючений

Мой Искатель

Навеяно этим постом.
Думала над образом Искателя, над тем, какой он, конкретно мой Искатель, о чём он общается с миром, во что играет, чем живёт.
Мне кажется, чистый искатель - это Искатель на работе искателем: в экспедиции, на ответственном задании. Остальные - обязательно будут в смешанном виде, в зависимости от обстоятельств, мыслей, желаний, целей.

Мой Искатель точно не прост.
Он путешествует по лесам, морям, степям и пустыням, собирает информацию о народах, растениях и животных, забытых городах и легендах, поднимает со дна моря редкие кораллы, делает снимки на снежных вершинах.  Да-да, именно в долгих научных экспедициях, а не на круизном лайнере или в шоппинг-турах проводит время.

Но всё же иногда он оседает на одном месте, для того, чтобы разобрать накопленные материалы, провести опись найденных экспонатов, переписать в журнал с диктофона древнюю легенду, сделать зарисовки, отыскать дополнительные материалы, написать книгу, спланировать новый поход...

Искатель немного небрежно одет, расслаблен в поведении, во всём образе видна любовь к просторам и приключениям.

collage1

Collapse )